План жилого дома

В крестьянском жилище западных славян в XIX - начале XX в., отчасти и в настоящее время, прослеживается несколько планов дома.

Выделяются жилые дома, состоящие из избы и сеней, т. е. двухкамерные и трехкамерные - из избы, сеней, коморы или второй избы: jizba, světnice + síň + komora (чешек.); chyža, jizba + pit-vor, prikleť + komora (словацк.); izba + sień + komora (нольск.); jizba + wjaža + komora (лужицк.), а также генетически связанные с ними дома с более сложной планировкой. Исторические источники свидетельствуют о том, что во многих случаях одна из изб в трехкамерных домах появилась путем переоборудования коморы в жилое помещение. Дома с одной избой и коморой можно встретить еще и сейчас.

Развитые формы западнославянского дома получили в зависимости от расположения входа в дом и его помещений по отношению к сеням названия узкофронтонных и широкофронтонных, симметричных или асимметричных. Эти названия условны, хотя и общеприняты в западнославянской литературе. При так называемом симметричном пути развития дома сени располагаются в его середине, а другие помещения - по обеим сторонам от сеней. Вход в сени - с длинной стороны дома. Этот широкофронтонный тип дома у западных славян наиболее распространен.

При другом, асимметричном, пути развития все помещения располагаются лишь с одной стороны от сеней. Такой дом распространен наряду с другими главным образом в Польше (северные, западные районы, Малая Польша), но встречается также в северных районах Словакии (Спишска Магура) и чешской Силезии.

Есть основания предполагать (как это и делают, например, польские этнографы), что в старину для этого плана типичным был вход в сени с узкой его стороны, отсюда произошло и его определение как дома узкофронтонного. Такие узкофронтонные дома встречаются в Польше и сейчас. Тот же план имеет большинство так называемых подсеневых домов Польши, проблема происхождения которых до сих
пор не решена.

При подобном же развитии жилых помещений только по одну
сторону сеней вход нередко бывает с длинной стороны дома. Такой
дом можно назвать широкофронтонным асимметричным.
В Польше и в карпатской части Словакии прослеживается (по этнографическим материалам) своеобразный план широкофронтонного асимметричного дома. Для него характерна боковая комора, расположенная рядом с жилым помещением по одну сторону от сеней. В доме этого плана у польских крестьян бывают и две таким же образом расположенные коморы.

Асимметричный план с боковой коморой также имеет так называемый оравский дом польско-словацкого пограничья (района реки Оравы). Его особенность - галерея, расположенная вдоль одного из длинных свесов крыши дома.
Относительно происхождения и развития западнославянского жилища в его главных разновидностях было высказано немало суждений.
Большинство немецких ученых-специалистов в области жилища (Р. Хеннинг, А. Мейтцен, К. Шир. Р. Мильке и др.) утверждают, что славянское жилище развивалось под влиянием жилища германского. Западнославянское жилище, по их мнению, развивалось под влиянием франконского дома, основными чертами которого считается двух- или трехкамерность и наличие теплых сеней с, открытым очагом, устье печи, отапливающей избу, выходило в сени, а нередко в сенях помещалась хлебная печь (целиком или только часть ее).
Некоторые ученые считали, что двухраздельный план жилища западные славяне получили путем заимствования германской штубе - помещения с печью, которое стали называть "избой" и присоединения к ней древнеславянской однокамерной постройки с очагом, т. е. сеней. Время этого заимствования они относили к I тысячелетию н. э., т. е. к началу соприкосновения западнославянских племен с верхненемецкими племенами, с франками.
После того, как в немецкой литературе был отвергнут тезис о связи типов немецких крестьянских домов с древнегерманскими племенами, влияние германского жилища на западных славян стали объяснять немецкой колонизацией XII-XIII вв.
Влияние франконского типа дома на западнославянское жилище в принципе признавал и чешский ученый Л. Нидерле. Однако Л. Нидерле, крупнейший знаток славянских древностей, после изучения имевшегося в его распоряжении немецкого и славянского этнографического материала понял несостоятельность утверждения относительно первоначального, по мнению немецких ученых, ядра славянского жилища - теплых сеней. Все данные, имевшиеся уже в то время о славянском жилище, говорили о том, что первоначальным жилым помещением у древних славян была изба, а сени не только у восточных, но и у западных славян всегда служили лишь вспомогательным помещением и не обогревались. То же говорили сохранившиеся сведения о существовании в Чехии во времена средневековья жилищ с холодными сенями.

Однако появление у западных славян так называемого двойного отопительного устройства (т. е. духовой печи и очага в избе) и появление теплых сеней Л. Нидерле объяснял более поздним-немецким влиянием периода средневековой немецкой колонизации.
И само происхождение славянского слова изба выводилось от немецкого термина "Stube". Правда, некоторые ученые происхождение этого слова ведут от провинциальной латыни, как и термин "istba". Советские ученые считают доказанным происхождение слова "изба" от славянских же терминов "истьба", "истопка", обозначающих отопляемое помещение. Самостоятельность развития славянского жилища подтверждают данные археологических раскопок на восточнославянской и западнославянской территории, прослеживающие путь от очага к печи независимо от немецкого влияния.
Чешский археолог А. Питтерова в специальной статье "К вопросу о так называемом франконском влиянии на славянский дом на основе археологических данных, полученных в последние годы, прослеживает развитие верхненемецкого и западнославянского домов вплоть до периода средневековья. Согласно этим материалам, жилая связь франконского и западнославянского домов, сходная в более позднее время, сложилась разными путями. Первоначальным жилым помещением славянского дома служил сравнительно небольших размеров прямоугольник (4 X 5 м; 4 X 4 м) - изба с открытым очагом или печью, которая широко распространяется уже с X в. К этому однокамерному жилищу в дальнейшем присоединяются холодные сени и комора, т. е. возникает трехраздельный жилой дом, первые свидетельства о котором относятся уже ко второй половине IX в.
Франконский же дом, по материалам, собранным А. Питтеро-вой, развивался из первоначального помещения прямоугольной формы и гораздо более значительных размеров (12 X 6 м; 15X8 м). Дальнейшее развитие шло путем пристроек, а также путем деления первоначального помещения на две части, а затем: уже пристройки хлева или другого хозяйственного помещения с боковой стороны. Очаг в таком случае сохранялся в срединном помещении с выходом на улицу, соответствующим по своему расположению восточно- и западнославянским сеням. Печь появилась в другом помещении и распространилась не ранее XIII в.
Столь различный путь развития немецкого и славянского жилищ А. Питтерова объясняет не этническими традициями, а непосредственно своеобразием географических, хозяйственных условий и социальными причинами. Развитие славянского и германского домов нельзя объяснять чьим-то влиянием. Каждый из них развивается самостоятельно в связи с потребностями местного населения. В развитии сельского жилища А. Питтерова признает лишь возможность влияния более зажиточного слоя населения на более бедный.
Проблема развития славянского дома и специфика его отопительных устройств привлекали и привлекают внимание многих ученых. Интересны труды польского ученого Яна Чекановского. Во втором издании своей книги "Wstęp do historii słowian" он возвращается к концепции Нидерле о римском происхождении хлебной печи.

Однако на территории расселения славян распространение хлебной печи известно, например, по раскопкам трипольской культуры III-II тысячелетий до н. э. Широкофронтонный симметричный тип дома мог возникнуть из однокамерной постройки с входом в фронтонной (узкой) стене путем соединения этой постройки с амбаром-клетью. В польской литературе эта гипотеза была впервые высказана известным исследователем Людвигом Пу-шетом. Подтвердил ее новыми материалами и развил в своем фундаментальном труде "Kultura ludowa słowian" Казимеж Мошиньский.
Решение проблемы происхождения западнославянского жилища в целом осложняется теми изменениями, которые произошли в нем со времен средневековья до наших дней. Эти изменения были вызваны разными причинами, среди которых первостепенное значение имел уровень экономического развития отдельных западнославянских земель в рамках разных государств. Так, в Чехии, одной из наиболее передовых областей австрийской монархии, уже к XVII в., вероятнее всего под городским влиянием, сени стали теплым помещением. Это сделало возможным использовать их для хозяйственных нужд более рационально, чем ранее.

В сени был перенесен очаг и устье расположенной в избе печи. Тем самым крестьяне избавились от дыма в самой избе. В сенях над очагом устраивался комин (см. выше). Примерно с XVIII в. помещение, где располагался очаг, очевидно, в противопожарных целях было выложено камнем или кирпичом даже и в срубных постройках, что привело к образованию так называемой черной кухни. Это предписывалось государственным законодательством. В Словакии черные кухни были очень редки, но также встречались главным образом в районах с более высоким уровнем экономического и культурного развития (южные районы).

В то же время в иных районах Чехии (Тешинская область, Моравская Валахия), Словакии (некоторые горные районы), а также у лужичан) продолжали бытовать и сохранялись до недавнего времени дома с холодными сенями, иногда даже с курными жилыми помещениями. В некоторых районах Польши (Краковское воеводство и др.) дома с холодными сенями встречаются нередко и сейчас.
Устройство подвесного комина-дымоотвода в сенях не всегда приводило к образованию черной кухни. Комин служил прежде всего для вывода дыма, который поступал из печи в сени. Так было, например, в некоторых польских домах с холодными сенями.
Если у немцев комин возводился в сенях сразу же над помещавшимся там ранее очагом, то в западнославянском крестьянском доме нередко бывало и наоборот: в холодных вначале сенях устраивался комин для отвода дыма из печи, находящейся в избе и топившейся оттуда. Затем уже иногда в таких домах в сени повертывали устье печи с очагом перед ним.
До сих пор на этнографическом материале прослеживается ряд переходных форм превращения холодных сеней в теплые. Так, в Моравии часть сеней с очагом, устьем печи и большим комином-дымоходом, как правило, отделяли от остальной их части перегородкой. В южных районах Словакии часть сеней, используемая как кухня, отделяется только аркой и особой поперечной балкой.
Черная же кухня в ее классическом виде представляет собой, как уже говорилось, особое помещение в сенях, выложенное кирпичом или камнем и суживающееся кверху.

Во второй четверти XX в. повсеместно наблюдался постепенный переход к приготовлению пищи в избе на плите, пристроенной сбоку к хлебной печи. В Южной Словакии и Моравии после того, как в сенях перестали приготовлять пищу, появилась традиция украшения стенок и сводов комина росписью - растительным узором по сырой побелке.

Интересно, что в последние годы наблюдается обратный процесс перехода к использованию сеней как кухни. В сенях ставится плита, и они превращаются в основное жилое помещение, тогда как нарядно убранная изба служит парадной комнатой, в ней помещается печь типа голландки.
Для западнославянского жилища, кроме северо-западных областей Польши,  характерно  соединение  открытого  очага с хлебной
печью. Нет достаточных данных для того, чтобы решить, было ли это следствием развития самой печи от очага, или же печь для выпечки хлеба возникла независимо от него, а затем с ним соединилась. Во всяком случае археологические материалы средневековья говорят уже о существовании в одних домах открытого очага, в других - печи, но, начиная с X в., прослеживается постепенное вытеснение отдельно расположенного очага печью. По-видимому, на большей части западнославянских земель это происходило путем его объединения с печью. Однако в некоторых местах еще в XIX-XX вв. можно было увидеть в избе очаг, а печи в ней не было.
Ранние печи строились из глины или камней, кирпичные же появились сравнительно поздно (середина - конец XIX в.). Вначале печи были курными, т. е. не имели дымохода и топились по-черному.

Характерной чертой западнославянского жилища, общей с восточнославянским, является расположение печи преимущественно внутри дома. Исключение составляют только печи в некоторых крестьянских усадьбах северо-западных областей Польши и лужицких районов. Одни из них вынесены целиком за пределы дома, стоят отдельно или пристроены к другому помещению, другие своим корпусом выступают за стены дома, а топятся из сеней. Как известно, такие хлебные печи, стоящие вне дома, типичны также и для немецкого жилища. Их распространение у поляков говорит скорее всего о влиянии немецкого зодчества на польское, или же о каких-то общих путях их развития.
Особое место в западнославянском жилище занимает польский подсеневый дом. Реликтовые жилища и археологические данные свидетельствуют о том, что древнейшая его форма представляла собой однокамерное помещение с навесом на столбах, без сеней (см. выше).

Позднее к этому основному помещению - теплой избе - присоединились и сени. То, что более поздние подсеневые дома имеют, кроме навеса, также и сени, говорит в данном случае о возникновении этих сеней не из преобразованных подсеней; однако это не исключает и другой возможности развития двухкамерного дома, сени в нем возникли из перестроенных подсеней.
В каких случаях и каким путем шел процесс развития дома от однокамерного к двухкамерному подсеневому, сказать еще трудно из-за скудности археологических и этнографических материалов.
В современном подсеневом доме (срубном или каркасном) подсени представляют собой навес, нишу, арку или разновидность крыльца. Подсени бывают во всю ширину дома и угловые, занимающие только часть этой ширины, остальную ее часть занимает обычно комора. Реже встречаются боковые подсени (восточные, юго-восточные районы Польши).

Подсеневый дом с давних времен служил предметом спора ученых разных стран. Особенно острым этот спор стал   с   конца XIX  в. между немецкими и польскими этнографами. Все они согласны с тем, что подсеневый дом - древняя форма жилища; при археологических раскопках следы подсеней обнаружены у некоторых домов лужицкой культуры.

Установлено также, что на территории Польши в эпоху бронзы (XVII-VII вв. до н. э.) население жило в четырехугольных столбовых домах с подсенями. К эпохе железа (VII в. до н. э.- XI в. н. э.) относится открытый в Тарнове  (повет Слупец)  дом с подсенями, державшимися   на   трех столбах. Подсеневый  дом был обнаружен в Тешине и в Бродне Старом (повет Варшава) в раскопках раннего средневековья. В то время на польских землях подсени у жилищ были распространенным явлением.
Большинство   немецких   ученых   в   прошлом   (XIX - начало
XX  в.) высказывалось в пользу германского происхождения подсеневого дома. Его называли восточнонемецким, вандальским домом; одни думали, что подсени принесены в Польшу голландскими переселенцами с Нижнего Рейна (Рамм), другие - что предки поляков заимствовали их от прежних восточногерманских насельников  (Хеннинг, Мильке, Шир), иные выводили их от древних иллирийцев   (Коссина, Шульц).

Большинство   польских   ученых, напротив, рассматривают подсеневый  дом  как  одну  из древних форм   западнославянского   жилища   (Фишер, Стельмаховска, Лоренц и др.). Некоторые связывают его с влиянием античной культуры, некогда распространявшейся по торговым путям от Средиземного моря к Балтийскому (Чекановский, Гайек).

Древние раскопки домов с подсенями на западнославянских землях и в той части Германии, где, вероятно, были славянские компоненты наряду с германскими, говорят в пользу местного происхождения и развития этой своеобразной архитектурной формы. Польские  подсени  чаще  всего   расположены   перед  фронтоном, реже они угловые или тянущиеся вдоль здания. Последние напоминали умгебиндехаус (Umgebindehaus), для которого характерны арки, расположенные не только со стороны щита, но и вдоль избы. Они соединяют столбы, которые подпирают крышу или второй этаж.

Дома такой конструкции встречаются также в Северной Чехии и в Лужицах. Подсеневых жилых построек нет у восточных славян, тогда как в других типах западнославянского жилища выявляется много общих черт с восточнославянскими традиционными формами жилья.

Однако подсеневые дома, как и другие типы западнославянского жилища, объединяет с восточнославянскими то, что основой их развития была теплая изба, к которой позднее были пристроены холодные сени или подсени. Именно это и является, по нашему мнению, основным определителем типа жилища, общего западным и восточным славянам и отличного от жилища многих других народов, в частности соседних с ними немцев и южных славян.

Вместе с тем невозможно провести четкую границу между двумя зонами жилища с разными путями развития, характерными для западных славян и немцев. Не существовало и четкой этнической границы их расселения. Поэтому весьма вероятно, что в Лужицах, как и в северо-западных районах Польши и некоторых западных районах Чехии, встречался тип жилища с первоначально теплыми сенями.


История компании siemens http://remont-siemens.kiev.ua/istoriya-kompanii с подробностями. . дома из сип панелей