Итальянские архитекторы эпохи расцвета барокко

Особенности барокко времени его расцвета, так ярко выраженные уже в первых архитектурных произведениях Бернини и Борромини, были восприняты и другими римскими архитекторами.

Маргино Лунги Младшему (1602- 1657) принадлежит церковь Санти Винченцо э Анастасио (1646-1650), фасад которой, построенный по классической, но очень собранной и вытянутой вверх двухъярусной схеме, найденной Виньолой, как будто бы сплошь составлен из колонн. Действительно, в узких промежутках стены по бокам портала и окна во втором ярусе мастер умудрился поставить по три колонны с каждой стороны. Раскреповки антаблемента он связал фронтонами, то непрерывными, то разорванными, то криволинейными, то треугольными. В результате три фронтона оказались вписанными один в другой.

Карло Райнальди (1611-1691), выходец из семейства североитальянских зодчих, работал вместе с Борромини на постройке церкви Сант Аньезе и завершал ее после смерти мастера. Им были заложены две центрально-купольные церкви на пьяцца дель Пополо (1662), отметившие начало знаменитой трехлучевой системы улиц: Санта Мариа ин Монтесанто и Санта Мариа деи Мираколи.

Мастером построена церковь Санта Мариа ин Кампителли (1665-1667), имеющая фасад с сильно вынесенными вперед колоннами, тяжелым раскрепованным фронтоном и сложное, развитое в глубину пространство, по бокам которого устроены поперечные отсеки, образующие капеллы.

Райнальди выполнены также устремленный ввысь двухъярусный ордерный фасад церкви Сант Андреа делла Балле (1665-1670) и апсида церкви Санта Мариа Маджоре (1673), которая завершила алтарную часть этой древней базилики и ориентированную на нее улицу Феличе, пробитую Д. Фонтана.

Ко 2-й половине XVII в. относится творчество Антонио де Росси (1616-1695), которому принадлежат в Риме несколько палаццо - Альтьери (1675), Мути-Папацури и Мути-Буси, и Карло Фонтана (1634-1714) - наиболее значительной работой которого является криволинейный фасад церкви Сан Марчелло аль Корсо. Ему же принадлежит неосуществленный проект завершения площади св. Петра путем добавления еще одного трапециевидного пространства перед овалом (1694).

Архитектура Италии 1630-1680 гг. вне Рима представляется менее значительной и даже бледной по сравнению с ее блистательным расцветом в папской столице. Исключение представляет лишь творчество Лонгены в Венеции, Риккини в Милане, Фанцаго и Ванвителли в Неаполе.

В Неаполе ярким примером барокко является церковь Сан Филиппо Нери, называемая деи Джероламини, которая была построена в 1592-1612 гг. и более чем через 100 лет получила великолепный беломраморный фасад возведенный Франческо Фуга (1780). Две колокольни с ажурным завершением фланкируют центральный фронтон.

Приехав в Неаполь в 1751 г., Фуга возвел здесь также виллу Фаворита и обширный Альберго деи Повери - страноприимный дом, длинный (более 300 м) фасад которого был закончен лишь в 1829 г.

Другим крупным мастером, работавшим в Неаполе, был Луиджи Ванвителли, приглашенный королем Карлом III для украшения его столицы.

Во Флоренции в XVIII в. в основном заканчивались ранее начатые сооружения. Фердинандо Руджери (1691-1741) руководил строительством церкви Санта Феличита (1736) и кампанилы церкви Сан Лоренцо (1740). Ему и другому архитектору - Цаноби дель Россо (1724-1798) - принадлежит расчлененный двумя ризалитами фасад церкви Сан Фиренце (1725-1772), начатой еще в предшествующем столетии.

В Казерте работал Луиджи Ванвителли и Джузеппо Пьермарини, деятельность которого практически относится к новому этапу в развитии архитектуры - периоду классицизма.

Многочисленные и очень яркие барочные здания возведены в Лечче - городе, расположенном на Адриатическом побережье на самом юге Италии, в отдаленной провинции Апулии, куда как флорентийские, так и римские влияния доходили с большим запозданием.
Расцвет барокко приходится здесь на 2-ю половину XVIII в., когда архитектор Джузеппе Цимбало, прозванный Цингарелло, расширил собор, построил церкви Сант Анджело (1663), Санта Кьяра (1687) и особенно поражающую богатством деталей Санта Кроче, а также монастырский корпус при ней, служащий теперь Префектурой. В безудержной страсти к декору, покрывающему почти все фасадные плоскости, сказались последствия долговременного испанского владычества: рустовка со стен переходит на пилястры; оконные и дверные наличники получают причудливые очертания.